Домой Безопасность Историки рассказали о вкладе Артура Артузова в развитие спецслужб

Историки рассказали о вкладе Артура Артузова в развитие спецслужб

Историки рассказали о вкладе Артура Артузова в развитие спецслужб

[yarpp]

Гроссмейстер оригинально задуманных и ювелирно проведенных операций, основанных не на грубой силе, а на мощном интеллекте, и опыт которых и по сей день востребован профессионалами, — таким вошел в историю специальных служб Артур Артузов, 130-летие со дня рождения которого отмечается в четверг.

«Бесспорно, имя Артура Христиановича Артузова стоит в одном ряду с другими поистине легендарными основателями наших спецслужб», — сказал Издатель34 Новости доктор исторических наук, профессор Московского государственного педагогического университета Александр Зданович.

Историки рассказали о вкладе Артура Артузова в развитие спецслужб

© Фото : сайт СВР РоссииАртур Артузов

Победители в борьбе умов

По словам Здановича, первое дело, которое вел Артузов, работая еще в Особом отделе ВЧК, занимавшемся и контрразведкой, и разведкой, было связано с крупнейшей подпольной организацией «Национальный центр». У нее имелось военное крыло, имевшее название «Добровольческая организация Московского района».

"В этой организации было около четырех тысяч человек, ждавших подхода войск Деникина к Москве. Но к тому времени ВЧК уже имела информацию о существовании этой организации, и ее разгромили", — сказал Зданович. Как раз тогда появилась должность "особоуполномоченный Особого отдела ВЧК", ее получили пять человек, добавил он. "Среди этой пятерки был и Артур Христианович Артузов. Это была статусная должность в ВЧК, подчеркивавшая заслуги лиц, ее занимавших — достаточно сказать, что такую же должность имел и будущий председатель ОГПУ Вячеслав Менжинский", — отметил собеседник агентства.

Чуть позже, с началом советско-польской войны, Артузов сосредоточился на противодействии польской разведке.

«Его задача состояла в том, чтобы найти и ликвидировать главную резидентуру польской разведки в Москве и вообще в Центральной России. В результате был выявлен резидент польской разведки в Советской России Игнатий Добржинский. И Артузову удалось с помощью интеллектуальных поединков в форме бесед убедить Добржинского сдать агентурную сеть», — сказал Зданович. При этом чекисты поступили гуманно — все польские офицеры из числа агентов Добржинского после окончания следствия были переданы Польше, отметил он.

А затем произошла невиданная по меркам спецслужб вещь. «Артузов вышел с ходатайством к Дзержинскому с просьбой зачислить Добржинского, взявшего псевдоним Сосновский, на службу в советскую контрразведку. Это был очень неординарный шаг. Такого в истории спецслужб раньше вообще не было — чтобы резидент зарубежной разведки стал кадровым сотрудником контрразведки, раскрывшей его. К сожалению, это потом аукнулось Артузову в 1937-м году», — сказал Зданович.

При самом активном участии Сосновского была практически парализована деятельность так называемой «Польской организации войсковой», подпольные группы которой совершали взрывы и поджоги в тылу советского Западного фронта. Сосновский руководил шестым отделением Контрразведывательного отдела (КРО) Секретно-оперативного управления ОГПУ СССР. «Этот отдел занимался белоэмигрантами, так называемой «монархической контрреволюцией». Именно там была проведена знаменитая операция «Трест», — отметил Зданович.

"Если Артузов был руководителем всего КРО, то подобранные им люди создавали базу работы контррразведки и развивали теорию так называемых легендированных операций, вошедших в историю наших спецслужб. Это и широко известные "Трест", и "Синдикат-2", а также "Синдикат-1", "Синдикат-4", и многие другие операции, которые в 1920-е годы вели сотрудники КРО под руководством Артузова", — сказал историк.

В ходе этих операций легендировалось правдоподобное, на уровне мельчайших нюансов, существование некой, на самом деле вымышленной авторитетной организации, действующей внутри СССР, и потому представлявшей большой интерес для противника с точки зрения содействия в реализации его замыслов по отношению к Советскому Союзу. В итоге противник попадал в сети, искусно расставленные Лубянкой. То есть происходило то, что на профессиональном языке контрразведчиков, называлось «отвлечение внимания на негодный объект». Например, в ходе операции «Трест» перед зарубежными эмигрантскими центрами, планировавшими вооруженную борьбу против СССР, была легендирована структура под названием «Монархическая организация Центральной России».

«Главная заслуга Артузова состоит в том, что он талантливо объединил под своим началом уникальных людей, обеспечивших защиту государства. И, говоря об Артузове, нельзя не упомянуть тех, кто составлял костяк этих, как я бы их назвал, «легендаторов», — подчеркнул Зданович. «Это, конечно, и Игнатий Добржинский, это Владимир Стырне — начальник четвертого отделения КРО, занимавшегося борьбой с разведками центрально- и западноевропейских стран, а также США. Это и впоследствии начальник шестого отделения Николай Демиденко», — добавил он.

Это не были простые начетчики и исполнители разовых акций, отметил собеседник агентства. «Во главу угла ими ставился интеллект, борьба умов. И они заложили «золотой фонд» контрразведки 1920-х годов», — подчеркнул историк.

По словам Здановича, еще на рубеже 1920-х годов, работая начальником закордонной части Особого отдела Кавказского фронта, Демиденко, обладавший мощным комбинационным мышлением, успешно применял метод легендирования для подавления бандитского движения и противодействия спецслужбам кавказских республик до того, как произошла их советизация. А после перевода в Москву активно участвовал в разработке и проведении операций «Трест» и «Синдикат-2».

"Что интересно, и это говорит о человеческих качествах Артузова, — он после смерти Демиденко в 1934 году настоял, чтобы тому поставили памятник на Ваганьковском кладбище. Единственному сотруднику контрразведки от имени НКВД СССР. И памятник стоит до сих пор", — отметил Зданович.

По его словам, операции, проводившиеся под руководством Артузова, были гуманными с той точки зрения, что непосредственно в ходе них не предусматривалось никаких ликвидаций. «Про передачу Польше агентов Игнатия Добржинского я сказал выше. А того же Бориса Савинкова, выведенного в СССР из-за кордона в ходе операции «Синдикат-2″, контрразведка не собиралась ликвидировать — его судил советский суд. Поначалу его приговорили к расстрелу, но потом этот приговор заменили 10 годами лишения свободы. Но Савинков покончил жизнь самоубийством», — сказал Зданович.

Как подчеркивают специалисты, занимающиеся историей отечественных спецслужб, вклад советской контрразведки в дело обеспечения безопасности страны в 1920-х годах заключался в том, что в результате проведенных операций в условиях разрухи, а также на фоне объективной слабости Красной Армии, удалось получить мирную передышку, сорвать планы зарубежных эмигрантских центров по организации террора в СССР. Советская контрразведка сумела навязать эмигрантским военным структурам инициативу, взяла под контроль каналы связи иностранных разведок с ними, скомпрометировала их лидеров и внесла разлад между ними. Были выведены из активной борьбы с СССР такие опасные противники, как Савинков и англичанин Сидней Рейли.

Сам Артузов в конце 1924 года в своем отчете Дзержинскому писал, что ключевым достижением КРО было не количество вскрытой и перехваченной агентуры противника, а создание устойчивых каналов продвижения в его руководящие центры стратегической дезинформации о Красной Армии. На тот момент главные штабы иностранных государств на 95% снабжались информацией, которая виртуозно готовилась контрразведкой совместно с руководством Красной Армии, подчеркивал Артузов.

«Таким образом, иностранные штабы имеют о Красной Армии, ее численности те сведения, которые желательны нам… Целый ряд иностранных разведок, как польской, эстонской, (так) и отчасти финской, находятся всецело в наших руках и действует по нашим указаниям», — указывал он.

Во главе разведки

В 1931-1935 годах Артузов занимал должность начальника Иностранного отдела (ИНО) ОГПУ-НКВД — сейчас это Служба внешней разведки России.

"Артур Артузов возглавил нашу внешнюю разведку в разгар мирового экономического кризиса, когда к власти в ряде стран Запада пришли военно-полицейские режимы, представлявшие собой прямую угрозу нашей стране. Для успешного противодействия им Артузов сделал ставку на развитие нелегальной разведки – и на подбор и воспитание ею помощников среди антифашистски настроенных представителей западных интеллектуальных, научных, политических элит", — рассказала Издатель34 Новости начальник Зала истории СВР Елена Барабанова.

По ее словам, именно Артузов стоял у истоков того периода, который вошел в историю отечественной разведки как «эпоха великих нелегалов».

«Среди них были Арнольд Дейч и Теодор Малли, ставшие первыми наставниками легендарной в дальнейшем «Кембриджской пятерки» с участием Кима Филби, Дональда Маклина и Гая Берджеса. И основатели разветвленной антифашистской организации «Красная капелла» во главе с немцами Арвидом Харнаком и Гансом Куммеровым. И супруги Василий и Елизавета Зарубины, которые под легендой четы чешских коммерсантов Кочеков работали при Артузове с ветераном берлинской тайной полиции Вилли Леманом. Впоследствии он стал видным чином в гестапо – и послужил одним из прототипов легендарного Штирлица», — добавила собеседница агентства.

Именно на тот период приходится знаменитая операция внешней разведки СССР, получившая название «Тарантелла». Она стала широкомасштабной многоплановой операцией, в рамках которой решались как политические, так и оперативные задачи.

В рамках «Тарантеллы» ИНО «сконструировал» канал, по которому продвигал британской разведке целенаправленную информацию по широкому кругу внешнеполитических, экономических и военно-технических проблем. Ничего не подозревавший Лондон давал этим сведениям высокую оценку. Руководство советской внешней разведки преследовало цель содействовать вовлечению Великобритании в более тесное экономическое сотрудничество с Советским Союзом и обозначить пути поиска договоренностей по обеспечению коллективной безопасности.

Помимо этого, в ходе «Тарантеллы» Москва получила доступ к материалам, которые касались осведомленности западных разведок по отдельным аспектам мобилизационной готовности СССР и о его стратегических объектах (не только об оборонных заводах, но и об электростанциях, нефтепромыслах и т.д.). Это учитывалось при проведении мероприятий по защите сведений, составляющих государственную тайну, и по перекрытию возможных каналов утечки этих данных. Наконец, благодаря «Тарантелле» советское руководство получало информацию о военно-политических планах Гитлера и перевооружении Третьего рейха.75 лет Великой Победы

Еще во время руководства внешней разведкой Артузов в мае 1934 года был назначен и заместителем руководителя военной разведки, Разведывательного управления РККА (ныне — Главное управление Генштаба ВС РФ, более известное как ГРУ). Считается, что этот шаг был призван усилить советскую военную разведку.

Именно при Артузове ряды военных разведчиков пополнили, в числе прочих, такие нелегалы, как Ян Черняк и Артур Адамс, затем участвовавшие в добывании атомных секретов США и много позже ставшие Героями России. В период работы Артузова в Разведупре началась гражданская война в Испании, и он руководил отправкой в эту страну кораблей с оружием.

Артузов не избежал «ежовской мясорубки»: в мае 1937 года его арестовали по обвинению якобы в участии в заговоре в НКВД, и спустя три месяца расстреляли. К тому времени «хирургический скальпель» контрразведки — очень эффективные агентурные методы работы, использовавшееся во времена КРО, оказались заменены практикой «умелых допросов», насаждавшейся ежовцами. Не случайно в ноябре 1938 года смещению Ежова с поста наркома внутренних дел и прекращению «большого террора» предшествовало совместное постановление Совета народных комиссаров и ЦК ВКП(б) о работе НКВД — разгромный документ, в котором, в частности, указывалось, что «и без того слабая агентурная работа еще более отстала». «Многие наркомвнудельцы потеряли вкус к агентурным мероприятиям, играющим в чекистской работе исключительно важную роль», — констатировало руководство страны.

«Престол» для абвера

К счастью, наработки контрразведки и разведки времен Артузова не пропали безвозвратно. Этот опыт оказался чрезвычайно востребован в годы Великой Отечественной войны. По мнению специалистов, наиболее ярко это проявилось при организации и проведении операций «Монастырь» и «Березино».

В декабре 1941 – январе 1942 годов, когда стало окончательно ясно, что планы гитлеровцев на «блицкриг» – молниеносную войну — потерпели провал, на Лубянке возник грандиозный план по проникновению в органы германской военной разведки – абвера.

По аналогии с операцией «Трест» в конце 1941 года было решено подставить «Абверкоманде 103» (разведывательному органу германской группы армий «Центр», имевшему позывной «Сатурн») не существующую в реальности антисоветскую церковно-монархическую организацию под названием «Престол». На роль «вождя» этой организации выбрали известного в начале ХХ века и отличавшегося профашистскими взглядами поэта Бориса Садовского (он жил в подвале церкви Новодевичьего монастыря, отсюда и название операции – «Монастырь»). «Послом» «Престола», направлявшегося в «Сатурн», стал агент советских органов госбезопасности Александр Демьянов.

Тщательнейше подготовленные дезинформационные материалы, поступавшие в абвер из Москвы через Демьянова, сыграли очень большую роль в маскировке подготовки Красной Армии к решающим сражениям под Сталинградом и на Курской дуге, переломившим ход войны в пользу Советского Союза.

Затем, в конце лета 1944 года, из «Монастыря» получила логичное ответвление операция «Березино». Дерзкий замысел новой операции заключался в том, чтобы легендировать перед германской разведкой якобы наличие крупной немецкой воинской части, скрывающейся в лесах Белоруссии и пытающейся установить связь с командованием вермахта. В результате советским спецслужбам удалось отвлечь внимание и силы гитлеровцев и на эту ложную цель.

Эта практика эффективно использовалась и после войны — например, при разгроме в Прибалтике националистического подполья, связанного с западными спецслужбами.

Память о легенде

В эти дни в Государственном центральном музее современной истории России на Тверской улице проходит выставка «Внешняя разведка. Из прошлого в будущее», посвященная 100-летию СВР. Отдельный стенд экспозиции посвящен Артуру Артузову. Большинство материалов стенда предоставлены Залом истории Службы внешней разведки. Имя Артузова занесено на мемориальную доску СВР — это высший знак почета в российской внешней разведке.

"После его ареста и конфискации имущества родным удалось сохранить немногие личные вещи Артура Христиановича. Тем не менее, на выставке представлены принадлежавшие ему карманные часы марки "Fawor", сделанные в начале ХХ века в Швейцарии — на исторической родине предков Артузова", — отметила Барабанова.

Также посетители могут увидеть почетную грамоту от Коллегии ОГПУ СССР, которой Артузов был награжден к 10-летию советских органов безопасности за выдающиеся профессиональные достижения, добавила она. «Прилагавшееся к этой грамоте наградное именное оружие было изъято при аресте Артузова, однако на выставке можно увидеть его точную копию — карманный пистолет «Маузер» образца 1910 года, активно использовавшийся оперативниками советских спецслужб 1920-1930-х годов», — пояснила Барабанова.

А ФСБ России в числе других личных вещей Артузова показала журналистам его пропуск в Наркомат обороны СССР времен работы в Разведупре РККА.

Все эти экспонаты, как и представленный на выставке пропуск Артузова на право круглосуточного прохода в Кремль, принадлежат истории. Но отечественные спецслужбы, основы которых были заложены Артузовым и его боевыми товарищами в 1920-х-1930-х годах, и сегодня продолжают работать в круглосуточном режиме, информируя руководство страны не только о тех важнейших мировых событиях, которые происходят сейчас, – но и о тех, которые еще предстоят, и к которым надо быть готовыми во имя безопасности России и ее народа.

Лунное затмение 19 ноября станет самым долгим за последние пять веков

В России его смогут наблюдать жители Дальнего Востока Частное затмение Луны продолжительностью почти 3,5 часа, которое будет наблюдаться в пятницу, 19 ноября, станет самым...

Самое читабельное

МВД Британии согласилось на публичное расследование дела о смерти Дон Стерджес в Эймсбери

Обновлено Расследованием будет руководить баронесса Хезер Хеллетт, которая отвечала за ход коронерского расследования обстоятельств гибели людей в ходе терактов в Лондоне в июле 2005 года...

Ученые назвали оптимальную диету для похудения

Результаты сравнительного исследования, проведенного учеными из Великобритании и Новой Зеландии, показали, что важнейший фактор эффективности диет для похудения и снижения веса при диабете второго...

Похожие новости

Лунное затмение 19 ноября станет самым долгим за последние пять веков

В России его смогут наблюдать жители Дальнего Востока Частное затмение Луны продолжительностью почти 3,5 часа, которое будет наблюдаться в пятницу, 19 ноября, станет самым...

МВД Британии согласилось на публичное расследование дела о смерти Дон Стерджес в Эймсбери

Обновлено Расследованием будет руководить баронесса Хезер Хеллетт, которая отвечала за ход коронерского расследования обстоятельств гибели людей в ходе терактов в Лондоне в июле 2005 года...

Ученые назвали оптимальную диету для похудения

Результаты сравнительного исследования, проведенного учеными из Великобритании и Новой Зеландии, показали, что важнейший фактор эффективности диет для похудения и снижения веса при диабете второго...

Самолет Минобороны 18 ноября доставит в Кабул первую партию гуманитарной помощи

Обновлено Спецрейс доставит 36 тонн продуктов, медикаментов, товаров первой необходимости Первый рейс с российской гуманитарной помощью для Афганистана прибудет в Кабул в четверг, спецрейс Минобороны...

Глава миссии ООН отмечает движение талибов в сторону инклюзивного правительства

Обновлено При этом Дебора Лайонс подчеркнула, что этого пока недостаточно Находящиеся у власти представители движения "Талибан" (запрещено в РФ) показывают определенное движение в сторону формирования...